Наши позиции по актуальным вопросам

Гулимова: ESG должно быть поддержано «зелеными деньгами»

28 мая в Вологодской области завершил свою работу Всероссийский экологический форум «Экосистема». Одной из центральных тем мероприятия стал вопрос о способах продвижения производств замкнутого цикла в сфере реальной экономики.
Вопрос о мотивации бизнеса к использованию ESG (экологического, социального и корпоративного управления) в своем выступлении осветила вице-президент ТПП Московской области, исполнительный директор Ассоциации содействия экономике замкнутого цикла «Ресурс», эксперт Центра ПРИСП Валерия Гулимова. 
Мой ответ на вопрос о том, являются ли внедряемые экологические практики «хорошо забытым старым», или же они представляют собой некие принципиальные инновации, кого-то может удивит. Но многие практики, популяризируемые сейчас в рамках экономики замкнутого цикла (например, связанные с арендой, прокатом, совместным или повторным использованием), были широко распространены ранее. Во многом их порождали бытовые ограничения, желание меньше потратить и невозможность развиваться в сторону бесконечного потребления. Сбор макулатуры или пункты сдачи тары уже существовали ранее. Вполне сбалансированная система опиралась не только и не столько на экологических активистов и волонтеров, а была встроена в жизнь «обычных граждан», мотивировалась финансово или иными способами.
Другой вопрос – как это выглядит сегодня со стороны хозяйствующих субъектов, экономики, с позиций бизнеса. Выгодно ли это, или же речь идет о поле деятельности сугубо из идейных соображений? Этот вопрос становится краеугольным. Сейчас мы все больше осознаем необходимость стимулировать бизнес к экологически дружелюбному поведению материально, создавая для этого специальные финансовые инструменты.
Иными словами, практики ESG должны быть поддержаны «зелеными деньгами», доказывать, что инструменты, которые способствуют улучшению корпоративной среды в компании, росту масштабов использования экологически дружелюбных практик и позитивному влиянию на социальную среду фирмы (т.е. сообщества, живущие рядом и взаимодействующие с ней) – все это может быть вполне прибыльным.
И потому компании (пусть медленно и трудно) поворачиваются в эту сторону. Их действительно надо стимулировать, им надо помогать, а не только воздействовать надзором и контролем. Дело государства, дело регулятора – создать такие условия, чтобы соответствующие практики становились выгодными для бизнеса.
При этом крайне важно отметить, что экономика замкнутого цикла на этапе создания продукта предполагает особый подход. Разработчик с самого начала уже принимает во внимание, что будет с произведенным изделием, когда оно закончит жизненный цикл. И на этапе промдизайна в продукт не включаются, либо используются по минимуму те материалы, которые мы не знаем, как использовать или утилизировать после окончания их основного использования. И потому, на момент разработки продукта делается ставка на использование максимально пригодных для дальнейшего использования материалов или ремонтопригодных комплектующих.
Возможно, все слышали от представителей старших поколений, что раньше почти все можно было легко починить, а сейчас почти вся продукция одноразовая: проще купить новое, чем починить. А ремонтопригодность изделия – одна из важнейших составляющих экономики замкнутого цикла.
У меня есть большой опыт взаимодействия с производственными предприятиями в части промышленных экспертиз. В тех случаях, где это выгодно, компании с удовольствием используют вторичное сырье, что полностью укладывается в экологический подход. Даже появился новый термин – «техногенное месторождение», при помощи которого обозначают навалы, топления и даже свалки.
Конечно, когда у нас большая территория, возникает искушение накапливать отходы, откладывая на потом вопросы их утилизации по принципу «с глаз долой». Потребности в замкнутости экономического цикла не возникает. Но если производитель уже на старте ориентирован на циклический подход и понимает, куда в дальнейшем пойдут составляющие его продукции, а государство и представляющие его регуляторы подталкивают бизнес к соответствующим практикам, то экономика замкнутого цикла становится единственно возможной моделью. И та часть сообщества, которая по ценностным мотивам уже сейчас сдает на утилизацию батарейки или готова покупать по более высокой цене бутсы, сделанные из переработанных материалов, в этом случае совпадет в своих устремлениях с бизнесом. Мы получим синергию. Иным образом одновременно простимулировать такие разные аудитории к взаимодействию почти невозможно.
Это не должно казаться сферой интересов только сообщества экологов или региональных операторов по обращению с отходами, отраслевых специалистов. В системное взаимодействие должны включаться производственные предприятия. Чтобы собрать на одной площадке такие разные группы, помочь им найти общий язык, познакомить друг с другом – для этого и нужны некоммерческие негосударственные площадки, такие, как наша ассоциация.
И тогда производитель придет на станцию, где впоследствии будут сортировать отходы, с примерами своей упаковки до ее внедрения, чтобы понять, сможет ли сортировка выбрать ее для утилизации из потока отходов. И такие примеры уже есть. Когда представители заинтересованных сторон готовы к диалогу на старте производства, в момент запуска в производство нового изделия, можно считать, что принципы цикличной экономики проникли в реальную экономику.
Источник